Родители могут забрать детей из обычной школы, но как забрать обычную школу из родителей

Этот текст крутился у меня в голове последнюю неделю, мучил, тревожил, практически испортил состояние здоровья утром 1-го сентября (привет, соматика), но ряд событий этого длинного дня позволил выстроить чёткую линию и сорвать меня с постели в 2:30, чтобы вылить всё путанными фразами на экране компьютера (только поэтому текст на русском языке – боюсь упустить мысль).

roditeli-mogut-zabrat-rebyonka-iz-obyichnoj-shkolyi_demotivators_to

1-е сентября – День Знаний (чем-то напоминает 8-е марта, по принципу того, что в остальные дни для огромного числа мужчин женщины – это всего лишь подставка для их амбиций). Но в этот день мы решили начать работу Оболонского филиала школы «Открытые крылья» (которую родители деток чаще называют просто «Крылья»).

Что было перед этим? Перед этим было долгое лето подготовки, опасений и решений – тянуть второй центр при невыплаченном финансовом грузе от первого реально страшно. Спасибо Оксане Куприенко за поддержку и веру в нас, без неё бы открытие филиала на Оболони было бы мало вероятно ещё несколько лет.
Были встречи с родителями и детками, но чаще с родителями. Были рассказы про альтернативную форму образования, долгие частные консультации о рисках и возможностях, попытки добиться от нас гарантий сделать из ребёнка вундеркинда или как минимум гения. Но 1-е сентября показало мне реальную картину именно моей миссии (которую Валентина Артамонова определила для себя ещё год назад) – каждый из пунктов был подтверждён личным примером из событий этого дня – спасибо судьбе, что объяснения были мягкими и без физических травм (жизнь любит проводить такие уроки):

1) мы не должны гнаться за максимально возможным числом школьников;
2) мы не должны отказываться от своих идей ради финансовой выгоды;
3) нам подходят все дети, но не все родители.

А теперь жизненные истории этого длинного дня, которые доказывают каждый из пунктов.

История 1-я:
Рынок альтернативного образования в Киеве пока не такой широкий, поэтому все школы друг у друга на виду, прямой конкуренции обычно нет, так как форматы или ценовой фактор практически у всех различны. Радуюсь открытию каждой новой школы, как маленьких ребёнок, но где-то в глубине терзает червячок – это могли бы быть дети нашей школы, вспомни бизнес план, прикинь кривую окупаемости.
Но 1-е сентября показало, что выбранный нами формат, не допускает резкого увеличения группы школьников, так как мы рискуем скатиться к обычной школе.
20-30 новых детей … вы можете быть гуру организатором 80-го левела, суперпсихологом или мегакрутым учителем/педагогом/воспитателем, но среди этих 20-30 вы потеряете половину. Возможно, не навсегда, возможно, через месяц-другой вы к каждому из них найдёте подход, если будете искать, но старт будет явно провальным.
Родители! Закройте глаза и вспомните линейку перед школой 1-го сентября, лучше не свою, а своих детей. Потерянные, иногда перепуганные взгляды, где-то со слезами, где-то в метаниях поиска знакомых лиц. Кто-то нашёлся и уже щебечет с соседом, кто-то тянет других играться и веселиться, но в основном это дети в состоянии стресса, который они запомнят надолго.
А теперь представьте школу, в которую приходят дети после не самого удачного опыта обычных школ или детских садиков (обычно они становятся учащимися альтернативных школ). А теперь наложите формат отсутствие разделения на классы, который был выбран в школе «Открытые крылья», и нахождение в одном помещении (хоть и большом, хоть и разделённом на отдельные комнаты) детей, родителей, братиков, сестёр – такой Караван-Сарай человек на 25. Кто-то знаком, кто-то хочет познакомиться, но стесняется, кто-то уже готов впасть в лёгкую или нелёгкую истерику. Как бы праздник, как бы конкурсы и игры, чаепитие и торт, но в этой кутерьме так легко потерять ребёнка – при этом такую потерю не каждый заметит, так как ребёнок вот тут на месте, иногда на соседнем стуле, но на самом деле он где-то глубоко или вообще не здесь и кричит «Заберите меня отсюда! Мне страшно, я хочу в обычную и уютную среду».
Кто-то скажет про интровертов и экстравертов – ОК, не буду спорить, но неужели вы думаете, что у экстравертов не бывает травм от общения, а все интроверты мечтают только об одиночестве?
И тут начинается работа. Я даже не знаю, как её охарактеризовать, – что-то в стиле эмпата-контактёра. Анализ окружения, выхватывание взгляда, контакт глазами, контакт беседой, вырывание из среды, свободное общение, поиск точек соприкосновение, аккуратное погружение в среду, анализ состояния, поддержка коммуникации со средой.
Сколько можно сделать таких контактов – обычно, 3-4, после этого полное затухание жизненных сил на несколько часов. Вот вам и простой расчёт, если в помещении с незнакомыми между собой детьми находится меньше 1 «контактёра» на 3-4 ребёнка, то очень вероятны потери.
Да, потом, возможно, всё исправится, многие вольются, но «осадок останется». Тоже самое касается первых недель установления коммуникаций в новом детском коллективе. Не ломать, не заставлять, а смотреть и подсказывать.
1. Он забрал мой шарик – Не волнуйся, это была попытка привлечь твоё внимание. Если тебе не нравится, скажи об этом. Если тебя не услышат или не поймут, объясни это и разорви контакт, – пусть отсутствие коммуникации будет худшим наказанием от тебя. – Ой, а вот и мой шарик. Он им и не игрался вовсе.
2. Это никому не интересно. – А ты пробовал рассказать. – Зачем, всё равно никто не поймёт. – А ты попробуй. Представь, что у тебя есть 10 минут, расскажи мне так, чтобы я дальше сам начал интересоваться. – Я должен подготовиться. – Конечно, но я буду ждать этого рассказа.
3. Он играет не по правилам. – Ты их озвучил ему? – Да. Но он всё равно их нарушает. – А есть здесь те, кто играют по правилам и не нарушают их? – Да. – Тогда играй с ними, а у нарушителя будут варианты – или присоединиться к вам, или играть самому по своим правилам, или предложить вам обсудить общие правила.
4. Они меня не слушаются. – А почему они должны тебя слушаться? – Так как я хочу. Потому что я здесь главный. – Как думаешь, а другие считают тебя главным? – Не знаю. – Но ты ведь можешь придумать игру, где будешь главным и предложить её другим? – Да, конечно.

Пробой в коммуникации – это то, что отличает практически всех наших соотечественников от западных специалистов. Бывают исключения, но они скорей всего подтверждают правила или просто получали образование в другой среде.
Именно сегодня я увидел ярчайшее проявление своих же слов, как только мы наладим коммуникацию между детьми, остальное можно делать на автомате, так как дети сами зададут и ритм, и подходы, и направления развития, и правила вливания новичков в коллектив (с улыбкой вспоминаю, как в школе на Борщаговке один из учеников брал за руку новенького и водил по всей школе, пока тот полностью не успокаивался).

История 2-я:
Если вы пришли в образование только с целью заработка, то именно сейчас золотая пора. Родители в лёгком шоке, а иногда и в паническом ужасе от того, что происходит в дошкольном и школьном образовании. Для спасения своих детей многие идут на 2-у, а иногда и 3-ю работу, переводят детей в частные школы, пансионаты для мальчиков-девочек, нанимают гувернантов или нянь. Рынок живой и растущий, на котором число адекватных предложений очень сильно отстаёт от числа заказов.
К сожалению, у меня и моей жены пока нет своего «свечного заводика», который бы позволил нам ежемесячно выделять по 5-10 тысяч долларов на хобби в виде построения школы своей мечты. Поэтому мы разрываемся на несколько фронтов и перекидываем ресурсы между проектами, чтобы школа выжила первое время. Но если не будет хотя бы устойчивого покрытия издержек, то мотивация исчезнет вместе с последними силами.
Поэтому школа – это в любом случае бизнес. Но в этом бизнесе мы изначально выбрали целью не зарабатывание денег (поверьте, есть способы намного проще), иначе строили б стандартную модель школы с мини-классами, стандартными подходами, обычными учебниками. Расходы в десятки раз меньше (число обычных учителей, готовых работать за копейки, на рынке труда зашкаливает), оборудование можно купить за счёт первых взносов и выйти на окупаемость за 2-3 месяца.
Будем ли мы счастливы при этом? Однозначно НЕТ. Я даже в шутку предложил жене создать рядом с школой «Открытые крылья» школу «Железные крылья» в стиле Суворовского училища закрытого типа, жесточайшей дисциплиной, чёткой программой обучения, перечнем поощрений и наказаний, но оказалось, что такие на рынке Украины уже есть, и не просто есть, а являются очень популярными и элитными пансионами.
Поэтому мы готовы идти на убытки, готовы отложить дату окупаемости проекта, так как это позволяет нам наслаждаться результатом – детьми, которые из «закрытых ёжиков» превращаются в «свободных орлов», которые имеют право быть собой и готовы это право отстоять.
Поэтому многим родителям, которые предлагают коренным образом менять подход в школе, мы честно признаемся, что, скорей всего, формат школы «Открытые крылья» им не подойдёт, и явно есть школа, которая сможет полностью удовлетворить их запрос.
У нас были случаи, когда родители вставали и уходили с собрания (за что мы им реально благодарны, так как не приходилось проламывать защиту убеждений, саркастичные ухмылки, хмыканья и реплики с места, как мы заблуждаемся – да, всё это было на наших встречах с родителями). При этом уходили родители на самых разных моментах: у вас нет ящиков для одежды? (они у нас есть, но мы ими обычно не пользуемся) У вас нет разделения на классы? У вас нет учителей с педстажем 10+? Как это программа обучения подстраивается под ребёнка? Дети сидят не за партами? Вы проводите 3-5 экскурсий в месяц? У вас нет домашних заданий? Вы не заучиваете правила? Мой ребёнок не будет призёром олимпиады?
За год работы школы мы стали больше доверять жизни, НАШИ ДЕТИ и их родители нас найдут, возможно, не в этом году, но точно найдут. И нет смысла перетягивать всю обычную школу в альтернативную, так как тогда она просто перестанет быть альтернативной. Есть яркие примеры того, как системы образования целых стран внесли в себя свободу и волю, но при этом на государственном уровне запретили домашнее или альтернативное образование. Теперь в Украине эти школы ставятся в пример, но поверьте, когда нет альтернативы, то и свобода уже не такая свободная.
«Открытые крылья» выбрали свой путь, и мы безгранично благодарны родителям, которые доверили нам самое драгоценное, что у них есть, – своё наследие. И мы безгранично ценим эту квоту доверия, так как не каждый готов довериться нашему подходу, где ребёнок становится основным заказчиком услуги образования, а не сырьём, из которого требуется изготовить продукт.

История 3-я:
Когда разрываешься между несколькими работами, то дни бывают иногда излишне насыщенными. Помочь жене запустить утром школу в одном районе, приехать для оформления документов на работе в другой район, провести 2 встречи по бизнесу, вернуться в школу сменить жену и помочь учителю химии провести урок. Казалось бы, обычный день, но иногда случайная встреча может кардинально изменить или упрочить взгляды на жизнь.
Старый приятель, которого я безмерно уважаю и с которым пересёкся на одной из встреч, за 20 минут убедил меня, что объём рынка именно для нашего подхода к образованию ничтожно мал – около 2-3%.
Родители по умолчанию являются авторитетом у детей, в подростковом периоде может начаться ломка стереотипов с возможным вступлением в конфронтацию с родителями. Но дети практически всегда являются отражениями своих родителей.
И тут возможен конфликт, когда ценности школы идут в разрез с ценностями в семье. И этот конфликт разрывает ребёнка изнутри, так как невозможно жить одновременно в двух мирах с противоположными ценностями.
1) Как можно в школе научиться толерантно относиться к людям, когда дома во всём обвиняются национальные или сексуальные меньшинства, утверждается гендерное неравенство, заводятся речи о чистоте расы, избранности определённого бога (при этом в самых ярких выражениях, которые ребёнок транслирует, как маленький рупор)?
2) Как может школа помочь ребёнку понизить уровень агрессии к окружающим, когда он является свидетелем постоянных ссор, ему в красках описывают возможные способы истребления других людей, показывают примеры неприкрытой агрессии к окружающим предметам или людям?
3) Как можно идти по свободной учебной программе, основанной на проектном подходе, когда дома отстаиваются ценности какой-то одной системы обучения (советская, финская, немецкая и т.п.) и отметаются все остальные, когда ребёнок кроме заданий в альтернативной школе выполняет многочасовые блоки из стандартной программы (у нас в школе нет домашних заданий, но дети часто берут домой доделывать свои проекты), когда родители хотят провести своего ребёнка через те же круги школьных мучений для крепости духа?
4) Как может школа помочь стать ребёнку свободным и верить в свои собственные силы, когда дома ребёнок подвергается различным формам насильственного общения (погуглите, возможно, вы коренным способом сможете изменить стиль общения не только с детьми), когда во всех темах поднимаются примеры отсутствия выбора, несправедливости мира к некоей избранной группе, низвержение мнения людей по возрастному, национальному или иному признаку, когда в семье проповедуется слепое доверие точке зрения одного источника (на выбор – от Бога до определённого телеведущего)?

Школа «Открытые крылья» готова работать с любыми детьми, но в некоторых случаях мы не готовы к работе с их родителями. Приняв альтернативную форму образования, семья и отношения в семье могут измениться коренным образом. Готовы ли вы к этим изменениям? Решать только вам. Но мы готовим детей не для индустриального мира роботов в человеческой оболочке, а к формату уважения себя и окружающих, своей свободы и свободы окружающих. А осознание свободы обычно идёт в паре с осознанием ответственности.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *